Интервью, взятое у голландской путаны

Район красных фонарей в Амстердаме полностью состоит из домов с витринами, в которых вы можете увидеть женщин всех возрастов, рас и типов телосложения. Я был в Амстердаме уже пол года  и видел этих девушек практически каждый день. Мне было интересно узнать о их работе в интим-салоне. Я хотел знать, о чем они думают, как они работают, что им приходилось делать, что они никогда бы не стали делать. Однажды, я, все-таки, решился и снял ночную фею. Вот что мне удалось выяснить.

Как так получилось, что ты стала заниматься этим?

(Она протягивает руку в мою сторону) Сначала — деньги.

Извини, пожалуйста. (Я даю ей 50 евро, которые она прячет в ящик под раковиной, находящийся в задней части комнаты).

Я одна воспитывала троих детей. Я работала в продуктовом магазине, но он закрылся. Вот так я пришла к этому.

Сколько времени ты занимаешься этим?

Уже 10 лет.

Ты довольно-таки рано начинаешь свой рабочий день (было пол девятого утра).

Мой рабочий день начинается в 4:30 утра. Сначала я прихожу сюда и занимаюсь уборкой. Затем я начинаю работать. Я предпочитаю работать утром. В первой половине дня здесь почти нет туристов с фотоаппаратами.

Люди часто фотографируют тебя?

Да.

Как ты к этому относишься?

Крайне отрицательно.

Почему?

Потому, что прежде, чем сфотографировать, следует спросить разрешения у меня? Многие люди этого просто-напросто не понимают. Они и не смогут понять меня. Боюсь, что мои фотографии окажутся в интернете.

Что ты чувствуешь, когда люди смотрят на тебя?

Отвратительное чувство. И это не только я. Все мы так считаем. На соседней со мной витриной работает 65-летняя женщина. Вся ее семья знает о том, что она шлюха. Ее сын приходит к ней, чтобы помочь с уборкой. Он приносит ей еду. Для людей во всем мире мы — всего лишь объект любопытства. Я понимаю это. Но, когда они видят нас, они смеются над нами. Я нахожусь здесь, чтобы работать. Я работаю, а они смеются надо мной.

Твоя семья знает о том, чем ты занимаешься?

Нет.

Каков твой тариф?

50 евро за 50 минут. Для обычного быстрого секса. Правда, не все приходят ко мне за сексом.

За чем же тогда, если не за сексом?

(Она берет в руки банку с маслом для тела)

Массаж?

Да. А некоторым хочется просто заняться онанизмом. Есть и те, кто хочет сделать интимный массаж мне. Многие люди обращаются ко мне не за сексом. В Амстердам приезжают очень много женатых мужчин. «Вообще-то, я женат, но, раз уж я оказался в этом городе без своей супруги… Я просто должен был сюда прийти... Побыть с девушкой... Ничем  не  заниматься... Просто побыть... Раз уж я здесь… Я же в Амстердаме...» - все они говорят примерно одно и то же.

Что бы ты ни за что не стала бы делать?

Я бы не стала заниматься сексом без презерватива. Я ничего не буду делать без резинки. Кстати, если клиент пьян, я повышаю тариф.

Что ты чувствуешь после секса с клиентом?

Я чувствую, что ему пора уходить.

Ты хотя бы раз влюблялась в кого-нибудь из своих покупателей?

Дважды за десять лет. С каждым из них у меня были отношения. Сейчас я ни с кем не встречаюсь. В обоих случаях я инициировала разрыв отношений.

Что думали парни, с которыми ты встречалась, о твоей работе?

Первому было все равно потому, что он алкоголик, а что касается второго, то он предпочитал не обсуждать эту тему. Правда, он думал, что я это делаю всего раз в месяц.

Тяжело ли заниматься сексом с тем, кого ты любишь?

Нет. Проституция — это не совсем секс. Я сдаю свое тело в аренду. Я сдаю свое время в аренду. Я всего лишь сдаю свои тело и время в аренду. Это своего рода социальная услуга. Очень часто люди приходят просто потому, что им нужен друг. Им просто хочется со мной поговорить.

О чем же им хочется поговорить?

Одному парню хотелось поговорить о своей жене и о своих детях. Другой рассказал мне о том, как его бросила девушка ради другого мужчины. Он все еще любил ее.

Как было в первый раз?

Было очень страшно. Во второй раз тоже было страшно. И в третий тоже.

Когда-либо случалось что-то плохое?

Нет.

А в твоей комнате есть сигнализация?

Да (показывает пальцем на кнопку, находящуюся рядом со своей кроватью).

Тебе приходилось нажимать ее?

Да. Потому, что он достал меня. Но ничего страшного. Я не была напугана.

Со временем становится легче, да?

Да.

Как считаешь, что о тебе думают люди?

Я не знаю. Я не умею читать мысли. Мои мысли — это один мир, а мысли людей, находящихся по ту сторону витрины, - другой.

Сколько дней в неделю ты работаешь?

Я работаю всю неделю. Иногда, я отдыхаю недельку, а потом снова приступаю к работе.

Как ты относишься к тому, что в Нидерландах проституция является легальным способом заработка?

Положительно. Я рада, что полиция нас защищает. Знаю, что во многим странах женщинам приходится скрывать род своей деятельности.

Ты бы стала заниматься этим, если бы проституцию запретили?

Если нет другой работы, то да.

Сколько тебе лет?

(Смеется) Не скажу. Я старше, чем выгляжу.

А к тебе приходили девственники?

Да (смеется). Когда я понимаю, что они  девственники, я стараюсь не думать об этом. Мне не нравится это. Так не стоит делать. Так считает большинство из нас.

Ты обслуживала пары?

Да. Но они не хотят заниматься со мной сексом втроем. Обычно мужчина занимается со мной сексом, а женщина смотрит. Женщины любят смотреть.

А женщины к тебе приходили?

Нет. Я не работаю с женщинами.

У тебя было больше одного парня одновременно?

Да, бывало. Я пытаюсь поднять тариф, но они отказываются платить. Это странно. Так происходит примерно раз в два  года.

Ты будешь продолжать работать на витрине еще какое-то время?

Да.

Ты гордишься тем, что ты делаешь?

В какой-то степени. Человек должен быть очень сильным, чтобы заниматься этим.

Если бы ты должна была донести до людей  какую-нибудь идею, связанную с проституцией, что бы ты сказали им?

Мы не такие плохие, как может показаться. Я занимаюсь этим потому, что должна работать.